Наверх
vorle.ru

То ли люди, то ли куклы

Культура

В Тульском академическом театре драмы состоялась постановка "Школы чревовещателей" по пьесе Алехандро Ходоровски. Это единственный спектакль в Туле, который был дан проездом из Петербурга в Москву. 21 и 22 мая проект стартовал в питерском Театре Сатиры на Васильевском, а 31 мая труппу бельгийского театра "Пуан Зеро" ждут в столичном Театральном центре на Страстном.

Родившийся 7 февраля 1929 года в городе Токопилья (Чили) в семье еврейских эмигрантов из Одессы, Алехандро Ходоровски является для многих культовой фигурой. Культовый режиссер, культовый мим, культовый драматург, культовый автор культовых комиксов, культовый писатель. В 1967 году он снимает свой первый фильм "Фандо и Лис" по мотивам одноименной пьесы Фернандо Аррабаля. В 1970-м - второй, сюрреалистически-экзистенциальный вестерн "Крот". Этот фильм и положил начало истории культовости Ходоровски, поскольку на эту картину обратил внимание Джон Леннон, предложивший финансировать его следующий фильм - "Святая гора" (1973 год). Основу комикса "El Incal" составили рисунки, оставшиеся от так и нереализованного, самого амбициозного проекта Ходоровски, - экранизации романа "Дюна" Фрэнка Герберта. По задумкам в проекте должен был участвовать Орсон Уэллс, Сальвадор Дали, группа "Pink Floyd". Фильм так и не был сделан - продюсеры устали от постоянных переносов начала съемок. В итоге права на экранизацию были перепроданы, и в 1984 году роман экранизировал не менее известный инопланетянин от кинематографа - Дэвид Линч. Ходоровски к этому времени уже успел слетать в Индию и снять "Бивень". В 1989 году он снимает в Мексике "Святую кровь". В 1990-м - конъюнктурного "Похитителя радуги". В 2000-м - получает премию имени Джека Смита за вклад в кинематограф на чикагском фестивале андеграундного кино.

За 70 лет своей жизни Алехандро Ходоровски зарекомендовал себя перед лицом общественности как известный мракобес и провокатор. Мистик, спиритуалист, нью-эйджовец и исследователь карт Таро. В 90-х годах он начал заниматься изучением придуманной им же самим "психомагии". Алхимия, йога, шаманизм - по этим вопросам тоже к Ходоровски. В давнем 1968 году на премьере "Фандо и Лис" вынужденно закончился фестиваль в Акапулько - разгневанные зрители устроили драку. А в 2005 году Ходоровски режиссирует свадебную церемонию Мэрлина Менсона и Диты фон Тиз и предлагает Менсону принять участие в экранизации продолжения "Крота" - фильме "Авелькаин". "Культура двигается вперед, только когда художник совершает над ней насилие" - говорит сам Ходоровски. А еще говорит, что собирается жить до 120 лет как минимум.

Сотрудничество Ходоровски с бельгийским театром "Пуан Зеро" началось в 2004 году с постановки "Панической оперы". В 2006-м режиссер театра Жан-Мишель Д'Оп начал подготовку к новому совместному с Ходоровски проекту - спектаклю "Школа чревовещателей". "Анархический фарс для шести актеров, одного музыканта и двадцати кукол" - так называют его сами создатели. Премьера спектакля состоялась 12 февраля 2008 года в Брюсселе и имела огромный успех.

Основные тематические центры спектакля: личность в условиях тотального контроля, человек в поисках своего предназначения, абсурдизм диалогов, юмор, экзистенциальная тоска.

Главный герой пьесы, человек по имени Селест, обнаруживает себя на неизвестной ему улице неизвестного города. Он не помнит - кто он и откуда. Он ощущает свою вину, но в чем он провинился - ему также не удается вспомнить. Его находят странные адепты не менее странной "школы чревовещателей" под управлением "преподобного директора". Ученики этой "школы" посвящают свою жизнь тому, что учатся отдавать свои души куклам. В этом они видят единственную возможность существовать - в противном случае их ожидает жестокая расправа "директора". "Я - это не я", - повторяют ученики. Каждый обязан искать себе куклу, определенные черты характера которой соответствуют тем или иным внутренним качествам. Причем подчиняться легче всего кукле с дурным характером, которая реализует в человеке все самые его низменные и постыдные наклонности. В "школе" господствует палочная система и неусыпный контроль. Селесту не остается ничего другого, как заняться поисками подходящей для себя личины. Его предупреждают, что существует всего три шанса, три попытки нахождения той куклы, рабом которой ему предстоит стать навсегда. Первым "хозяином", которого выбирает Селест, становится кукла "святоши". "Святоша" выглядит комично и совершает неадекватные "добрые дела" - возвращает зрение слепым калекам, которые сами этому не рады. Теперь они видят свое убожество и хотят вернуться в прежний иллюзорный мир уютного мрака. Собственно эти калеки и убивают в итоге своего благодетеля. Карикатурно-опереточный образ "святоши" здесь - прямое следствие неприятия автором церкви как таковой. Кукла гибнет под ударами не захотевших исцеляться калек и Селесту вновь нужно искать себе новый образ. Им становится кукла-"гений". "Гений" совершает своего рода "революцию" в кукольном сознании - ему удалось обнаружить свою собственную, кукольную душу, о существовании которой никто и догадываться раньше не мог. Но душа погибает и "гений" выстреливает себе в висок. Третьим образом Селеста становится "герой", пытающийся победить смерть. Естественно, это ему не удается и Селеста вызывают на ковер к "преподобному директору". Наш герой решает идти до конца и вступает в бой с головным начальством, которое только это и ждет. "Как все предсказуемо, - говорит "директор", - именно этого я и ждал". Путем нечеловеческих усилий Селест низвергает тирана с его трона и вдруг понимает, что теперь он сам принимает на себя его личину. А побитого директора поднимают странные адепты странной "школы чревовещателей", под управлением странного "преподобного директора-Селеста". Таким образом сюжет зацикливается.

Китч, гротеск, черный юмор и жесть как она есть - такова "Школа чревовещателей". Акцентуация Ходоровски на патологиях, конечно, известна его поклонникам, но на неподготовленного зрителя может подействовать как холодный душ. Жесткие диалоги, стоящие на грани с обсценной лексикой. Горлопанящие страшенные куклы, вызывающие то приступы страха, то приступы смеха. Растерянность героя в общей атмосфере недосказанности в лучших кафкианских традициях. Все это само по себе хорошо - искусство должно встряхивать человека, заставлять его о чем-то задуматься, как-то измениться. Это и называется - "искусство работает". И восприятие искусства вообще и театра в частности всего лишь как культурного развлечения, означает лишение себя возможности измениться в лучшую сторону, а актеров - должного внимания и уважения. Вот только каждый в искусстве видит свое, а тем паче - в авангардном. Поэтому смеем надеяться, что кроме пресловутого "директора" зритель все-таки увидел незримо присутствующее Главное Начальство - Того, Кто все знает и все может. Надеемся, что зритель увидел, даже если не увидел сам Ходоровски.

Печать

Последние новости

Яндекс.Директ