Наверх
vorle.ru

Народная промышленность еще вертится

Бизнес

Депутаты думают, как помочь развитию народных промыслов, существование которых поставлено под угрозу.

В ноябре Комитет по культуре Госдумы провел "круглый стол" на тему "О мерах государственной поддержки народных художественных промыслов". На обсуждение были приглашены депутаты, руководители предприятий народных промыслов, представители федеральных и региональных органов исполнительной власти.

Необходимость обсуждения вызвал тот факт, что в последние годы состояние народных промыслов ухудшается, прекращается выпуск уникальной продукции, закрываются предприятия, а на оставшихся сокращаются объемы производства и численность мастеров.

Отрасли катастрофически не хватает денег, мастера и художники, получая низкие зарплаты, пытаются работать самостоятельно. Но и здесь сталкиваются со множеством трудностей.

Из этой ситуации вытекает еще одна серьезная проблема: прерывание преемственности поколений и передачи молодым художникам навыков мастерства и секретов технологий.

Производство уникальных изделий нельзя ни модернизировать, ни автоматизировать, здесь требуется исключительно ручной труд. А это обуславливает долгие сроки изготовления, то есть, говоря экономическим языком, низкую производительность труда.

Между тем, народные промыслы — это в меньшей степени промышленная сфера, а в большей — особая область народной духовной жизни и пласт культуры.

Сейчас в Госдуму внесены законопроекты, направленные на поддержку народных промыслов, создание бюджета развития отрасли, разработку госпрограммы, призванной решить эти вопросы, создание туристических кластеров в местах традиционного бытования промыслов.

Что еще придумать?

Заведующий белгородского Дома народных ремесел Евгений Денисенко рассказал о том, как устроена работа у них. На базе Дома ремесел созданы студии, где мастера работают по различным направлениям со школьниками. Для каждой студии существует своя программа, призванная не только постепенно научить ремеслу, но и рассказывающая предысторию вопроса, вводящая в культурную символику.

В их здании стараниями мастеров создано специальное помещение "Горница", в которой собраны великолепные, сделанные с любовью работы. Тут вышитые пояски, народная одежда, вазочки из лозы, соломки, глиняные игрушки и птица счастья, которую делают исключительно из липы. Здесь же проходят мастер-классы.

К разговору присоединяется директор Дома народных ремесел Александр Ищенко: "Все материалы покупаются за счет Дома ремесел. Наши мастера занимаются своим любимым делом всю жизнь. И мы поддерживаем то, что было в нашей культуре, сохраняем это — такова наша задача. У нас нет поточного производства, и во всем, что мы делаем, мы ощущаем мощную поддержку администрации".

Здесь наблюдается ситуация, когда мастера передают традиции молодому поколению, но рукоделие не является их главной профессией. А что же происходит с теми, кто пытается зарабатывать буквально своими руками?

Глас мастеров

Алина Паверман, мастер лэмпворк из Белгорода:

- У меня художественное образование, а лэмпворк (художественная обработка стекла в пламени горелки – прим. ред.) – это то, чем я занимаюсь около года. Я обучилась этой технологии, как раз уволилась с основной работы и решила посвятить себя творчеству. Если говорить о проблемах, то в нашем городе небольшой спрос на авторскую бижутерию, то есть проблема рынка сбыта очень сильно ощущается. Можно, конечно, сдать украшения в магазин, но далеко не каждый продавец готов объяснять, что это за украшения, по каким технологиям они сделаны, в чем их уникальность. Вторая трудность — нет организации, получается, что каждый сам по себе. Если бы была некая палата ремесел, которая устраивала бы выставки — стало бы гораздо легче. Это бы решало и проблему рынка сбыта и организацию неких точек, где мастера представляли бы свои изделия. Вот, например, как Арбат в Москве. В моем ремесле тоже есть свои сложности: далеко не каждое стекло подходит для лэмпворка. Есть стекло, которое сочетается друг с другом или не сочетается. Но продавцы, реализующие его в местных магазинах, не знают этих тонкостей. Я привожу материал из других городов, заказываю через Интернет. Работа со стеклом таит и некоторые опасности, горячий материал может брызнуть, я получила ожог в первый же день обучения. Что касается заработка, то на моем ремесле он может быть только сезонным. Но есть и главный плюс — счастье от того, что ты делаешь, находишься в творческом потоке. Иногда смотришь на творения чьих-то рук и не веришь, что такое возможно создать, думаешь: "Да, это же нереально!". А когда выставляешься, и кому-то это так нравится, что он готов платить деньги за твою работу — это максимальное признание.

Ксения Панина, организатор сообщества и магазина хенд-мейд подарков и атрибутики из Липецка:

- Мастерам народных промыслов существовать в сложившихся рыночных условиях трудно. Все дело в том, что материалы очень дорогие, на исполнение работы затрачивается много труда и сил. При этом возникают сложности с реализацией хенд-мейд изделий, ведь большинство людей не готово покупать вещь за его реальную стоимость. В итоге мастера продают свои авторские творения за копейки. Поэтому не представляю, что может облегчить их положение.

Мастер, экс-директор магазина подарков ручной работы Оксана Костенко из Орла:

- Существовать очень трудно. Но желание заниматься любимым делом пересиливает все сложности. Трудно по нескольким причинам. Во-первых, материалы для работы стоят немало. Мы стараемся покупать на оптовых сайтах. Во-вторых, сложно продать, найти покупателя. Вещи ручной работы стоят немало. Цена формируется из затраченных материалов и сложности. У нас город бедный, и людям тяжело покупать такие вещи. Хотя очень многим нравятся изделия ручной работы, но это не предметы первой необходимости. Основной заработок у рукодельников – это Новый год. Третья проблема – где продавать. Можно через Интернет. Но прежде, чем человек начнет продавать, ему нужно раскрутить свою страницу в социальной сети или интернет-магазин. Другой вариант – арендовать помещение в реале. Вот сейчас ярмарки проходят в Орле в торговых центрах, но очень часто даже место не окупается. Что могло бы облегчить положение? Предоставление бесплатных точек для торговли в хорошем месте, где большая проходимость, а не там, где людей нет.

Галина Черномазова, народный мастер Брянской области, лозоплетение.

- Я не продаю изделия в промышленных масштабах, делаю больше для души. А так торговать невозможно. Не возьмешь за изделие много, а товар должен стоить денег, тем более — ручная работа. Но люди не готовы платить, не понимают, какой это трудоемкий процесс: начиная от заготовки материала и до готового изделия. Свои изделия продаю на массовых мероприятиях или на заказ делаю, а чаще просто дарю знакомым. Максимум за изделие — 1000 рублей. Чтобы этот бизнес приносил доход, техника нужна, помещение, и чтобы окупалось все.

Валентин Тимофеев, мастер кожлянской игрушки из Курска:

- Трудно, но выживаем. Благодаря жене, чья бабушка была хранительницей и мастером изготовления традиционной для курской области кожлянской игрушки, удалось сохранить этот промысел. Делаем всей семьей, сами реализуем. На рынках области, в магазинах игрушку покупают, и мы получаем прибыль. Сложнее на ярмарках в других регионах. Большие затраты на переезд, перевоз товара, проживание и питание. Приходится делать большую наценку и возвращаться домой без прибыли. Легче тем, кто народными промыслами занимается, живя на селе. Свое хозяйство помогает жить, а промысел в этом случае — дополнительный заработок. Помощь народным мастерам могло оказать государство, введя преподавание азам промыслов в школах, кружках дополнительного образования. В каждом регионе есть свои традиции не только в песнях, танцах, костюмах, но и народных промыслах. Их нужно развивать и не забывать. Содействие ремесленникам могли бы оказать и местные власти, которые создали бы традиционные деревни промыслов, где могли бы одновременно работать десятки мастеров, проводить мастер-классы. Это и рабочие места и занятие населения.

Печать

Последние новости

Яндекс.Директ