Наверх
vorle.ru

Юрий Резник: "От бытовой угрозы мы не защищаем"

Общество

В 2010 году 16 фигурантам уголовных процессов пришлось стать вольными или невольными клиентами Курского Центра по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите. В этом году планируется взять под госзащиту еще 11 курян. Это два потерпевших и один свидетель по громким делам, а также члены их семей.

О том, кто может попасть в государственную программу защиты свидетелей, а также о некоторых особенностях работы этих, можно сказать, тайных сотрудников полиции корреспонденту ИА vRossii.ru рассказал начальник Центра по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите УМВД по Курской области Юрий Резник.

- Когда в Курске начала работать программа по защите свидетелей?

- В России государственная программа по защите свидетелей начала действовать с января 2005 года. В законе четко прописаны восемь способов сохранения жизни подзащитному. Это личная охрана объекта и членов его семьи, выдача средств защиты и связи, переселение, замена документов, смена места работы или учебы, изменение внешности, а также неразглашение любой информации об охраняемом человеке или группе людей. Структура по защите свидетелей была создана при управлении по борьбе с организованной преступностью. В 2006 году по данной программе стали работать в Курском УБОПе. На первых порах из восьми способов защиты половина не действовала. Не был отлажен механизм по переселению, смене документов, да и финансирование оставляло желать лучшего. Сейчас все изменилось, и государство выделяет деньги на программу. В 2008 года был создан самостоятельный и конфиденциальный Центр по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите в структуре УВД Курской области. Где он находится, знают единицы.

- Кто может рассчитывать на защиту, и если какие-то критерии по отбору людей попадающих в программу?

- Мы не призваны защищать всех от бытовых угроз. Если муж постоянно избивает жену, грозится ее убить, то это не наша работа. С этим может справиться и участковый и решить проблему. Мы берем под защиту свидетелей, которые могут помочь следствию в раскрытии преступления. Ведь многие преступления остаются не раскрытыми, так как свидетели бояться давать показания. Я лично общаюсь со всеми, кого принимаем в программу по защите свидетелей.

- Кто был первым, кого пришлось оберегать от преступников?

- Первым нашим клиентом была молодая курянка. Девушку похитили три "смотрящих" и долгое время удерживали в одном из районов Курской области, где насиловали. Она согласилась дать показания против насильников. Так как существовала угроза ее жизни и родителей, то они были взяты под защиту. Некоторое время, пока шло следствие и суд, она жила в Курской области. О ее месте нахождения не знали ни следователь, ни судья. Если им требовалась пообщаться с нашей подзащитной, то стражи порядка связывались с сотрудником центра, передавал просьбу, и девушку на специальной бронированной машине привозили в нужное место. Потом она была переселена из Курской области в другой регион. Куда именно – не знает даже сотрудник, который курировал девушку на стадии следствия и судебных разбирательств.

- Все ваши подопечные проходят по громким делам?

- Любое уголовное дело, а тем более связанное с убийством, либо крупными махинациями - громкое. В прошлом году в Курской области поселился член известной ОПГ, на счету которой убийства, вымогательства, разбойные нападения. Он был мелкой сошкой и не участвовал в преступлениях. Зато располагал ценной для следствия информацией, которая помогла задержать активных членов банды. По программе защиты свидетелей, он вместе с женой и ребенком был переселен в Курскую область. Глава другой семьи, с которой работаем, так же был переселен в Курскую область. Он помог раскрыть сеть мошенников, которые проворачивали незаконные сделки с квартирами и землей. Мужчина был номинальным владельцем фирмы, через которую проводили сделки аферисты.

- В деле по убийству девочек с Волокно вы то же принимали участие?

- Это преступление не было бы раскрыто, если бы не показания Лейтина, который девять лет назад сам видел все произошедшее. Он пошел на сотрудничество со следствием, и было принято решение о его защите. Два года он жил в квартире с нашим сотрудником. Поверьте, это не легко. Он был лишен возможности общения с родственниками. За это время он получил второе высшее образование, получая задание через сотрудника Центра и не общаясь с преподавателями. После окончания судебного процесса, он вместе с матерью переселен из Курской области. У них новые имена, фамилии, новая жизнь по "легенде" нашего Центра. В Курске остался только его брат. Встретиться им уже никогда не удастся.

- Как подбираются сотрудники Центра?

- Костяк сотрудников курского Центра – бывшие сотрудники УБОП, которые начали работать по защите свидетелей с 2006 года, а также те, теперь полицейские, которые имели опыт работы в криминальной милиции. Не маловажный факт, что это сотрудники обоих полов и разного возраста. Это европейский стандарт по защите свидетелей. Ведь приходится защищать и молодых девушек, и парней, граждан среднего и старшего возраста. Наш подопечный должен чувствовать себя спокойно и знать, что сотрудник поймет его правильно. Ведь проблемы молодой девушки правильно понять сможет только ее ровесница. Ведь они вместе проводят длительное время – от нескольких месяцев – до нескольких лет. Все это время охраняемый никуда не выходит, и все что нужно покупает сотрудник Центра. Он же и является единственным собеседником. За основу своей работы берем рекомендации и методики Европола и ООН, общаемся с коллегами из других стран. В Америке со свидетелями работают уже 30 лет, а для нас это еще новое направление.

- Как обеспечивается безопасность свидетелей?

- Главное в системе безопасности – секретность. Только физическая защита не позволит спасти свидетеля от пули снайпера. Конечно, в сериале "Защита Красина" красиво показано, как один человек защищает свидетеля, устраивая перестрелки. Но это кино. В жизни все сложней. Наш клиент подписывает восьмистраничный договор с государством, где прописано, что подзащитный не может делать. По сути, он лишается всего старого и приобретает новое: документы, адрес жительства, друзей, работу, профессию, а иногда и внешность. Кстати, нам уже приходилось менять подзащитным внешность. Это была семейная пара. Мужчина долго не мог привыкнуть к своему измененному лицу, а его супруга, наоборот, быстро приняла новую внешность. Проходящий по программе полностью отказывается от общения с родственниками, друзьями и живет по нашей легенде. Это сложно. Для адаптации к новым условиям привлекаем психологов. Также наш подопечный обязан подробно рассказать о своей жизни сотруднику Центра. Проверяются все новые связи "клиента": сотрудники на новой работе, новые знакомые, даже дети, с которыми познакомился и подружился ребенок гражданина, проходящего по программе защиты свидетелей. Мелочей не бывает.

- Вы отслеживаете как-то судьбу своих "клиентов"?

- Мы работаем с ними до определенного момента. К примеру, сотрудник нашего Центра был вместе с Лейтиным два года. Из Курска он переехал, а куда - никто не знает. Что касается тех граждан, которых по программе пересилили в Курскую область, то наш сотрудник ведет их всю жизнь. Он становится на новом месте их лучшим другом, а, может быть, и крестным их детей.

- Бывают случаи, когда все же подзащитный может встретиться с родственниками?

- Подзащитный может с собой взять только близких родственников – супруга, детей, родителей. Все остальные родственники для него как бы "умирают". Их не было никогда. С этим нужно смириться и пережить. В исключительных случаях, если не меняли внешность, то сотрудник Центра сам свяжется с родственниками и покажет им фотографию близкого. Даст общие сведения: мол, жив, работает, все хорошо. То же самое о родственниках узнает и переселенная семья, но никаких личных встреч. Это исключено. Иначе нет смысла брать под защиту. Ведь всего предугадать не возможно.

Печать

Последние новости

Яндекс.Директ